Cлавазария - мир глазами Вячеслава Азарова - Цели нашей борьбы


К событиям 10 апреля на Аллее Славы. Понятно, что когда вас четверых догнали в парке 15 спортивных мальчиков, все попытки объясниться о целях и ценностях, чтобы предотвратить столкновение, тщетны. Но каждый из нас делает такую попытку. Вот, и в нашем случае, когда я начал возражать, зачем ссориться в день освобождения всеми нами любимого города, заводила нападавших меня прервал, мол, какого освобождения, если один фашизм сменился другим.

Не отвлекаясь на нюансы терминологии, Гитлера, Сталина и Бандеру, следует признать, что вопрос этот крайне важный. Я сам убежден, что наш народ очень пострадал от тоталитарного режима в СССР, особенно в довоенный период его становления. Я сам неоднократно в своих книгах и статьях касался темы красного террора и массовых репрессий. Тем более, что все наши предшественники по анархическому движению были изгнаны, выбиты и сгнили в лагерях этой власти.

Тем не менее, нельзя отрицать, что сам советский режим был рожден в определенных рамках левого, эгалитарного проекта, основанного на идеях самоуправления и взаимопомощи. И как бы монополизировавшая власть компартия не пыталась нивелировать завоевания в этой сфере, они были заложены в саму основу проекта и полностью избавиться от них не представлялось возможным. Эти самоуправление и взаимопомощь проявлялись в роли трудовых коллективов и постоянных формах общественной активности, коллективизма, сопровождавшего всю жизнь советского человека от детсада до ветеранской организации.

Конечно, с массой оговорок и бюрократических формальностей, которыми система выхолащивала реальное влияние советских людей и их гражданских объединений на процессы в стране. Но, повторяю, режим был не в силах упразднить саму идею, основу проекта, по которой простой трудящийся, базовый производитель был фундаментом этой системы. От такой идеи уважения к труду отталкивалось всё воспитание, образование и, как следствие, мировоззрение граждан СССР.

Поэтому с окончанием советского проекта для нас задача состояла в очищении базовых идей самоуправления и взаимопомощи от партийной монополии и наменклатурных злоупотреблений за счет неуклонного расширения класса управляющих и высвобождения низовой инициативы.
И, напротив, идея западных победителей в Холодной войне и компартийных аппаратчиков, пытавшихся сохранить свое влияние, заключалась в полном отказе от советского проекта, включая его эгалитарные достижения, в пользу неолиберальной модели экономики и сопутствующей формы государства, делающих хозяевами жизни крупный капитал и неуклонно упраздняющих социальные и трудовые права, что еще оставались у постсоветского человека. В итоге, по словам известного сатирика, мы жили-жили в Бухенвальде и с боями прорвались в Освенцим.

Как следствие, через 23 года после развала СССР в нашей стране происходит так сказать «акт добивания» сохранившихся рудиментов советского проекта, а с ним, - социальных и трудовых прав украинцев. Попытка перехода на неолиберальный проект в худших его латиноамериканских образцах, - с прорежимными бандами, тактикой подавления всех несогласных и, конечно же, полным бесправием тех, кто такую модель не принимает. В майданной Украине сторонники власти успешно используют аргументацию борьбы с реанимацией левого тоталитаризма, чтобы насадить диктатуру крупного капитала.

Но здесь важно отметить, что в нашем случае столкновение идет не между западной и восточной моделями экономики и соответствующей структурой государства, как о том твердит лживая пропаганда правящего режима. Высокий уровень жизни и социальных гарантий в Европе, - это не подачка меценатствующих капиталистов, а результат полуторавековой борьбы левого движения. И в самих США достаточно влиятельное либертарианское движение базируется на идеях самоуправления. Его риторика отлична от анархического аналога, но базовые идеи едины.

И в таких передовых экономических проектах либертарианства типа корпорации Semco Group, с ее упором на самоуправление подразделений и соучастие сотрудников в собственности, фактически стирается грань между устаревшими правыми и левыми доктринами. И остается лишь универсальный принцип оценки политических режимов и экономических моделей, - они продвигают самоуправление людей и их объединений или сопротивляются ему.

Короче говоря, майданный режим с его олигархическим правлением и «патриотами», проводящими террор против несогласных, является таким же устаревшим и основанным на принуждении проектом Запада, что и условно «восточная» система власти в СССР. Риторика разная, методы отличаются, но базовые подходы едины. Их смысл, - власть абсолютного меньшинства.

Так вот, возвращаясь к молодчикам, которые на нас напали и надолго вывели меня из строя. Еще махновцы, заключая вынужденный договор с петлюровцами осенью 1919 г., имели в виду разложить агитацией низы армии УНР, чтобы донести до ее рядовой крестьянской массы истинные цели своей борьбы. Тотальное уничтожение противника – не наш метод. Мы делаем упор на разъяснении безальтернативности самоуправления, которое может пугать своей непривычностью, но против которого не может быть веских аргументов у искренних сторонников последовательного и всеобщего освобождения, под какими бы флагами они не выступали.

Разумеется, с теми, кто прикрываясь лозунгами освобождения сознательно наживается на смуте и горе народном, такой разговор не получится. Но их в нашем обществе абсолютное меньшинство. И с нарастанием самоуправления оно будет неизменно стремиться к нулю. Большинство же просто обмануто, «зомбировано», как сейчас говорят. Поэтому, несмотря на личные неприятности, я остаюсь во мнении, что умиротворение и гражданское согласие в Украине лежат не в плоскости победы одной стороны над другой. А в приведении к общему знаменателю самоуправления всех освободительных доктрин и движений.

назад
Любое полное или частичное использование материалов допускается только при прямой ссылке на первоисточник