Cлавазария - мир глазами Вячеслава Азарова - Для чего крестили Русь?

В дни празднования в Киеве 1025-летия Крещения Руси комментаторы возмущались мерами безопасности, отделившими иерархов мирских и церковных, собравшихся у памятника св. Владимиру, от простых верующих. В социальных сетях развернулась кампания против оккупационного характера христианства в Украине. Что его насаждение правящей элитой Киевской Руси привело к еще большему закабалению народа, его приучению к рабскому смирению перед властью. Звучали антихристианские призывы возврата к язычеству или атеизму. Люди вспоминали сотрудничество приходов с бандитами и коррупционерами, на щедрые пожертвования покупающими себе индульгенции. В результате, мероприятия, призванные укрепить веру и духовное единение государств-наследников Киевской Руси, наложились на общее раздражение от произвола властей и тотальной коррупции в Украине.

К сожалению, люди давно перестали видеть разницу между христианским учением и деяниями церкви. Как следствие, примеры навязчивости, богатства и властолюбия последней огульно переносятся ими на саму идею христианской веры. Между тем, как бичуемая критиками христианская покорность власти, так и само отрицание ими христианства происходят от недостаточного знания учения Иисуса Христа. Отвечая на вопиющие примеры сговора с властью или непростительной роскоши церковных владык, защитники веры указывают, что учение – это промысел Божий, а церковь – дело рук человеческих, поэтому она несвободна от людских пороков. Но было так не всегда.

Вспомним одну из важнейших сцен Евангелие – искушение Христа в пустыне. Дьявол предлагал ему власть над всеми царствами вселенной. Евангелист Лука ясно указывает, что власть во всех царствах принадлежит Дьяволу. Но Иисус отверг искушение властью (Лука, 4: 5-6). По Матфею, он также выступал против верховенства одних людей над другими: «Больший из вас да будет вам слуга» (Мф 23:8-12). И уже совершенно по-анархически звучат слова апостола Павла к ефесянам: «потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего» (Еф. 6:10-12)! Из чего русский религиозный философ Н. Бердяев заключал, что «Царство Божье есть безвластие и свобода, на него не переносятся никакие категории властвования, царство Божие есть анархия».

И дословно, без будущих теократических уловок понимая учение Иисуса, перво-христианство было анархичным по сути. В ранней церкви бытовало имущественное равенство, коллективное принятие решений, выборность священников и их подконтрольность христианским общинам. Лишь помогая государству и усиливаясь его поддержкой, церковь заразилась его же алчностью и бюрократизмом. И только эпоха Просвещения напомнила, что оправдывать власть, тем более, брать на себя ее функции, значит, идти против христианства. Ведь если сам Бог отказался от власти, у кого из людей хватает наглости быть начальником?! Откуда один из основателей христианского анархизма Л. Толстой считал поддержку власти результатом потери веры. «Людям, не верующим в Бога, нельзя не бояться безвластия, анархии. Они не верят в то, что миром управляет Бог, из-за управления людского не видят управления божеского».

Но оставим теологический спор и рассудим самостоятельно. Если главный посыл учения – это любовь, как основа социального взаимодействия, то христианин должен отвергать принуждение человека человеком. И в гуманном обществе, где люди любят друг друга, а не принуждают, неизбежно исчезнет такое проявление насилия, как власть, и ее главный институт – государство. Больше того, практикуя христианскую любовь, мы уже сегодня не должны терпеть насилия власти, не просто не делать зла другим, а и со злом не сотрудничать. Но как это осуществить, самим не прибегая к насилию? Американский анархист Бенджамен Такер указывал на силу пассивного сопротивления. «Во всем культурном мире нет ни одного властелина, который не предпочел бы жестоко подавить кровавую революцию, вместо того, чтобы иметь дело со значительной частью своих подданных, решивших не повиноваться ему».

И, отвечая на вопрос, вынесенный в заглавие статьи, - для чего крестили Русь, - следует новым/старым смыслом наполнить формулу «для нашего спасения». Учение о любви – это такая сила, которую можно пытаться использовать во вред людям, для укрепления и поддержания власти. Но ростки настоящего христианства рано или поздно пробьются наружу в виде гуманного безвластного общества. Хочется верить, что именно нам суждено разглядеть и развить их. Общественный резонанс, вызванный 1025-й годовщиной Крещения Руси, дает нам возможность вернуться к забытым основам веры и адаптировать их к современности, - создать конкретно исторические формы пассивного сопротивления и постараться приблизить Царство Божие на Земле.
назад
Любое полное или частичное использование материалов допускается только при прямой ссылке на первоисточник