Cлавазария - мир глазами Вячеслава Азарова - Неуловимые мстители


Большевики были известными плагиаторами идей, лозунгов и образов. От монополии на Интернационал, подлогом захваченный Марксом, до присвоения и извращения анархических лозунгов 1917 г. типа «фабрики - рабочим, земля - крестьянам».

Не выбивается из этого ряда и поздняя романтизация революции конца 60-х гг. В частности, популярная киноэпопея «Неуловимые мстители», на которой воспитывалась пионерия брежневской эпохи. Вот только вся загвоздка в том, что о красных народных мстителях нет сколько-нибудь масштабных исторических свидетельств.

А вот анархисты-махновцы были олицетворением неумолимого народного гнева. Для белых осенью 1919 г., но особенно для красных в начале зимы 1920 г. В период, на который официальная брежневская историография относила окончательную победу социалистической революции и начало долгожданного мира. Месяц борьбы после вероломного нарушения красными советско-махновского соглашения рисует перед нами истинный образ неуловимых народных мстителей. Только отсюда брежневские плагиаторы могли черпать своё пролетарское вдохновение.

Кирбригада 
После предательского нарушения Соглашения и нападения красных на Гуляйполе 26 ноября 1920 г. ядро Повстармии временно избегало крупных столкновений, рейдировало по району, изматывая преследователей. По воспоминаниям командира 1-го Заволжского полка М. Рыбакова «Махновцы при своей чрезвычайной приспособленности, легкости, громадным связям с местным населением и прекрасному знакомству с местностью могли в любой момент рассеяться по населённым пунктам, рассыпаться по всему району окружения, пробраться небольшими кучками вплоть до одиночек за его черту, чтобы снова слиться в компактной массе…». Северная группа войск, в которую входил полк Рыбакова была менее мобильна, разбросана по огромной территории, не имела надёжной связи. Её части устали от безрезультатного преследования ядра Повстармии, да к тому же постоянно боялись ударов с тыла шедших на соединение с Махно отрядов Бровы, Лебедя, Удовиченко и прорвавшейся из Крыма группы Марченко.

Чтобы минимизировать влияние махновцев, оказанное ими на красные полки во время Соглашения, советское командование начало активную чистку соединений Южфронта. Кроме того, в операции против повстанцев были задействованы свежие части, сформированные из жителей национальных окраин, для которых махновщина была абсолютно чужда и непонятна. Ярким примером такого соединения была Киргизская отдельная бригада. Киргизами тогда называли казахов. Они воевали в своих халатах и шапках. Киргизы почти не говорили по-русски и не понимали команд своего русского комсостава, поэтому управление бригадой было на самом низком уровне.

Между тем, в отместку за разорение Гуляйполя Махно объявил вне закона Интернациональную кавбригаду: командиров, комиссаров и «басурман» бригады в плен не брать. Но первыми почувствовали на себе махновскую месть «басурмане» Киргизской бригады. Измотанная погоней за махновцами, бригада в составе 3 конных и 2 спешенных эскадронов при конной батарее 3 декабря заночевала в с. Комарь. С ней ночевала махновская разведка, которая проинформировала своих.

Утром повстанцы дождались, пока бригада выстроится на тесной улице в походную колонну, и открыли ураганный артогонь. Через 10 минут улицу с двух сторон заперли пулемётные тачанки и в упор расстреляли бригаду. Довершила разгром махновская конница. Разъяренные махновцы согнали в кучу и в считанные минуты порубали 150 киргизов. Бригада, в испуге не успевшая сделать ни одного выстрела, после получасового боя прекратила существование. 200 басурман были раздеты и заперты в амбаре. Считанные киргизы спаслись от «массая Махно» в реке. В уничтожении Кирбригады принимала участие 2-я группа Повстармии во главе с Махно: 3 кавполка, 1 пехполк, «Чертова сотня» (личная охрана батьки), комендантский эскадрон. Всего до 4 тыс. бойцов при 2-х батареях.

Точка кипения 
Ввиду переполнения Вольного района красными войсками, штаб махновской армии отказался от создания крупных боевых единиц. Повстармия была разбита на мобильные Отдельные группы войск и отряды. Основные из них: Азовская группа Вдовиченко, Крымская группа Марченко, Запорожская группа Скомского. Автономные отряды Литвиненко, Бровы, Лебедя, Пушкарева, Матвиенко и др. Кроме того, на заседании Совета Революционных Повстанцев Украины (махновцев) 6 декабря 1920 г. ядро Повстармии было поделено на кавалерийскую группу Марченко и пехотную группу Петренко. Против ядра махновцев действовала практически вся 4-я армия. Поэтому повстанцы вообще отказались от лобовых столкновений. Они применяли «тактику вовлечения войск противника в длительные преследования» по местностям без фуража и сменного конного состава. И потом нападали на устроившую привал измученную часть красных. Либо неожиданно появлялись там, где их вообще не ждали.

Так, не дав красным опомниться после разгрома Кирбригады, махновцы на рассвете 6 декабря пошли на штурм Гуляйполя, оборонявшегося 125 бригадой 42-й дивизии при поддержке бронепоездов. Злость махновцев увеличивало сознание предательства: 42-я дивизия, бывшие повстанцы Донбасса, незадолго до разрыва Соглашения договорилась с махновцами о совместном выступлении против комиссаров. И именно 42-я дивизия в ночь на 26 ноября предательски напала на 2-й пехполк Клерфмана, а её командование из пулемётов расстреляло до тысячи пленных махновцев. Поэтому 125 бригада была обречена. Сражение длилось более 7 часов. 373-й полк бригады был полностью изрублен, 374-й – понёс большие потери.

Потеряв в бою до 1400 бойцов, красные бежали. Махновцы взяли в плен до 2 тыс. красноармейцев, захватили весь обоз. По воспоминаниям П. Аршинова, «Когда, неделю спустя после изменнического нападения большевиков на Гуляй-Поле, Махно вновь вошел туда, крестьяне и крестьянки массами окружали махновцев и горестно повествовали о том, что только вчера коммунисты расстреляли свыше трёхсот местных крестьян… опьянённые убийствами чекисты заставляли матерей брать на руки своих грудных детей и затем одним выстрелом поражали их». А 7 декабря 1920 г. на соединение со штабом Повстармии вышли остатки Крымской группы. Рассказ командира группы Марченко об уничтожении цвета повстанчества опечалил, но и ещё больше разозлил Махно.

Акция устрашения 
Из Гуляйполя ядро Повстармии выдвинулось в Бердянский район на соединение с группой Вдовиченко. По дороге 10 декабря махновцы разбили маршевую бригаду 2-го кавкорпуса, часть которой перешла на сторону повстанцев. На следующий день в с. Новоспасовка ядро соединилось с группой Вдовиченко. Оттуда объединённая группа войск Повстармии пошла на Бердянск. С точки зрения красных махновцы попали в «мешок». Фрунзе «концентрическим наступлением», - огромным кольцом войск с севера, северо-запада и востока, расставленных в шахматном порядке, чтобы исключить возможность прорыва, - хотел прижать повстанцев к Азовскому морю и раздавить.

Пройденные районы тщательно «зачищались» тыловыми отрядами. А фронтовой резерв составлял вторую заградительную линию. В контексте такой глобальной операции судьба небольшого бердянского гарнизона Фрунзе мало интересовала. По свидетельству участника бердянских событий Есаулова, «Наше командование на этот раз не учло быстроты передвижения Махно, потеряло след на один день и скептически отнеслось к самой возможности налёта Махно на Бердянск, т.к. последний, действительно, представляет мешок…». 12 декабря красное командование попросило гарнизон Бердянска продержаться 2-3 часа. Однако начало решительного наступления приказом по Южфронту (10.12.20) Фрунзе планировал лишь на утро 13 декабря, чтобы до 16 декабря полностью уничтожить Повстармию.

В городе с 30-тысячным населением стояла 2-я спешенная кавбригада при батарее 3-дюймовок, батальон местной охраны, продотряд, аппарат ЧК, организация коммунистов до 300 чел. и столько же в червонной сотне Уездвоенкома. Правда, последнюю Есаулов называет «полумахновский элемент». Коммунисты были переведены на казарменное положение. Сформированы 4 опорных пункта обороны: здание ЧК, почта, Упродком, Земотдел. Но все приготовления были напрасны. Судя по описанию бердянской операции, - это была вторая после разгрома Кирбригады демонстративная акция устрашения, призванная окончательно парализовать волю красных войск, сковать их страхом.

В полночь 11 декабря бердянские власти получили от Вдовиченко извещение «иду на вы». Коммунисты послали преследовавшим Махно войскам мольбу о помощи, а сами начали строить на улицах баррикады. Спешенная кавбригада выдвинулась в предместья Николаевку и Дмитриевку. Во время боя с Повстармией у ст. Петровская один из полков бригады перешел на сторону махновцев, остальные были разгромлены. В 6 утра 12 декабря части Повстармии с трёх сторон ворвались в город. После ураганного налёта красные были выбиты из здания ЧК и почты. В испуге оборона Упродкома оставила его без боя.

Образовавшийся сводный отряд красных стал отступать к предместью Лизки. Его пыталась поддержать батарея кавбригады, оставленная в городе. Но махновцы порубали прислугу и стали методично разрушать из орудий все советские учреждения. А к 9 утра в Лизках были полностью изрублены остатки сводного отряда. Чудом уцелели лишь 12 защитников Замотдела. Махновцы захватили штаб 2-й запасной бригады во главе с комбригом и взяли в плен 3-й кавполк. До 14 часов были полностью уничтожены какие-либо признаки власти в городе: разрушены здания, сожжены бумаги, вырезан аппарат. Трупы особо ненавистных махновцам курсантов и чекистов были развешены на фонарных столбах. А уже к 14 часам повстанцы начали отход из города.

Андреевский прорыв 
В ночь на 14 декабря Повстармия заняла с. Андреевку, где и была блокирована «спешившими» зажать её в Бердянске, частями 4-й армии. Объединённая группа войск махновцев насчитывала 3,5 тыс. сабель, 500 штыков, 500 пулемётов и 16 орудий. Красные окружили Андреевку: 3-я Киевская бригада курсантов, части Сводной дивизии курсантов, 2-й Донской дивизии, 5-й, 7-й и 9-й кавдивизий, 42-й дивизии, 2-й дивизии, Интернациональной и Запасной кавбригад, общей численностью 12 тыс. сабель и штыков при 5 батареях и броневиках (Телицын, с.371). Большая часть из данных частей участвовала в уничтожении Крымской группы Повстармии, и у махновцев к ним были особые счёты.

В 2 часа ночи 14 декабря 126-я бригада 42-й дивизии столкнулась с махновцами, выходящими из Андреевки на северо-запад. Ей на помощь поспешили 125-я бригада и 3-я запасная кавбригада. Непосредственно за 126-й бригадой встала 124-я, готовая, в случае прорыва махновцев, поддержать её. Ожесточенное сражение продолжалось 5 часов. 3 бригады 42-й дивизии с помощью подоспевшей 9-й кавдивизии отбили нападение. После 8 утра 1-я и 2-я бригады 9-й кавдивизии перешли в контратаку и заставили махновские полки уйти на исходные позиции в Андреевку. Попытка нового прорыва на юг была отбита Сводной дивизией курсантов. Её 1-я и 2-я бригады прочно захватили западную и южную окраины Андреевки. Махновцы заняли круговую оборону в центре села и отдыхали до темноты.

Опробовав прочность блокады, Махно решил снова прорываться на север, через позиции уже потрепанной 42-й дивизии. Но для успеха был нужен обманный маневр. Вечером 14 декабря Повстармия стала выводить отдельные отряды на юго-восток, имитируя подготовку к прорыву в этом направлении. Разведка 42-й дивизии доложила комдиву, что махновцы готовятся к атаке на противоположном участке. И комдив решил воспользоваться передышкой, - сменить утомленную 5-часовым боем 126-ю бригаду на стоявшую за ней в резерве 124-ю. Но только произошла смена бригад, как в наступившей темноте ударная группа Повстармии атаковала ещё не освоившуюся на местности 124-ю бригаду.

Последняя была мгновенно смята и махновская конница помчалась вдогонку уходящим полкам усталой 126-й бригады. Повстанцы прорубились сквозь неё, положив на месте более четверти её личного состава, а 1265 красноармейцев в панике сдались в плен. Та же участь постигла и попавшуюся на пути прорыва 2-ю бригаду 9-й кавдивизии. А пока части 4-й армии поняли, что блокируют пустое село, Повстармия 15 декабря захватила в с. Конские Раздоры обозы 42-й, 5-й, 7-й и 9-й дивизий. Имущество обозов было позже роздано крестьянам.

Правда, 15 декабря красные всё таки настигли и потрепали Повстармию в с. Федоровка. Но громкий провал андреевской операции это не смягчило. Разозленный Андреевским провалом командюж Фрунзе ударился в репрессии и предал трибуналу начдивов 42-й и 9-й кавдивизии, всех комбригов данных дивизий, всех комиссаров и даже некоторых командиров полков.

Наконец, прямо таки классическим, нереально литературным актом отмщения стала расправа махновцев с командованием Петроградской бригады Сводной дивизии курсантов. Именно эти красные офицеры в конце ноября расстреляли в Мелитополе обманом захваченных командиров Крымской группы Повстармии Каретникова и Гавриленко. А почти через месяц 19 декабря махновская конница наткнулась на хуторе Левуцком на запьянствовавший штаб Петроградской бригады, охраняемый лишь комендантской ротой.

По воспоминаниям бывшего петроградского курсанта И. Мишина (архив писателя В. Голованова), будущая военная элита РККА при виде махновцев перепугалась насмерть: 7 курсантов комендантской роты от страха спрятались в печи (!) и повстанцы доставали их оттуда, а адъютант штаба спасся, спрятавшись в собачьей будке, и был лишь покусан собакой. Тут же состоялся быстрый суд над командирами курсантов, на котором их обвинили в казни командования Крымской группы и раненных махновских командиров, а также в карательной операции в Андреевке после прорыва из неё махновцев. По приговору суда комбриг Петроградской Мартынов, начштаба Матвеев, военком бригады Дгебуадзе и главный инспектор училищ Крыма Семенов были повешены. Рядовых курсантов не тронули.

 

«Набат» №12, март 2004 г.

назад
Любое полное или частичное использование материалов допускается только при прямой ссылке на первоисточник