Cлавазария - мир глазами Вячеслава Азарова - Порыв и навык

(пассионарность и самоорганизация на майдане)

Евромайдан – это не только уличные столкновения и создание мифов через «революционные» медиа, но и мощная психологическая война, направленная на деморализацию противника и присоединение к своему проекту нейтральных сограждан, преимущественно из юго-восточных областей. Для достижения последней цели используется идеализация и восхваление своих действий при порицании бездействия обывателей. Причем, в контексте проекта «национальная революция» эта психическая атака неизбежно обретает элементы сегрегации и расового превосходства. Якобы на Северо-западе живут неистовые пассионарии, продолжатели борьбы за свободу украинского народа, а на Юго-востоке, - не способные к сопротивлению «совки», рабы, готовые терпеть любые унижения от регионалов.

Я же вижу здесь забавную в своей напыщенной эпичности картинку, где уживаются современные коммуникации и глобальная поддержка с архаичными домыслами про особый генотип нации или результат уникальной украинской культуры. Возникает естественный вопрос, почему эта исконная пассионарность молчала в 1990-х гг. или вольнолюбие «истинных украинцев» мироточит не каждое десятилетие? С другой стороны, даже человеку не склонному к национализму, а просто непосвященному, вся эта героика Евромайдана кажется настоящим волшебством человеческого духа, и вызовет негативную реакцию на мой сарказм. Но в моем отношении нет огульного критиканства, а лишь попытка отделить зерна от плевел, практику от мифа ради ее применения там, где данный миф вызывает отторжение.

У всей этой магии улицы и вдохновенного протеста есть свои механизмы, приводные ремни, катализаторы, вызывающие общественную реакцию. Такого уровня гражданская инициатива не возникает на пустом месте, перед нами не проявление какой-то генетической предрасположенности, а действие приобретенных навыков. В Украине давно работают неправительственные организации (НПО), проводящие на гранты западных фондов различные тренинги и обучающие программы развития гражданского общества. По сути, эти программы несут в себе элементы анархического образования, учат создавать и продвигать общественно значимые проекты самостоятельно, без руководства извне. Поэтому деньги на самоорганизацию нужны. Но они идут не на платную имитацию массового порыва и гражданской самодеятельности. Это средства на обучение, обретение навыков самоорганизации.

Таким способом Евромайдан подготовили вроде бы непричастные к нему организация социального ухода (собес), умение привлекать ресурсы (фандрайзинг), опыт проведения общественных кампаний (адвокаси). Такие навыки обеспечили создание медицинской службы, обслуживания палаточного лагеря и захваченных зданий. И уже на эту базу смогли выдвинуться специалисты уличных столкновений, получившие свои навыки в тренировочных лагерях. Другой важной составляющей успеха протестов стало внешнеполитическое прикрытие, давление на правящий режим, не позволяющее ему применить силу. Ненаказуемость действий придает смелости и решительности активистам. Наконец, как бы обоснованно не критиковали майданщики политическую составляющую протестов, она необходима, так как только партии могут преобразовать их требования в конкретные законы, изменяющие ситуацию в стране.

И про душевный подъем, ту самую пассионарность, что воспевается украинскими правыми, как врожденный признак нации. Этот термин теоретика этногенеза Л. Гумилева объяснял державотворческий порыв у тюркских народов в виде жертвенности ради высших целей своего этноса. Между тем, куда большие лишения наблюдались у украинских комсомольцев первых лет СССР. Вспомним «Как закалялась сталь» Островского с ее самоотверженным строительством Боярской узкоколейки для доставки дров в замерзающий Киев. Идентичная готовность положить свою жизнь на алтарь высшей цели, только не национального, а классового идеала была результатом мощной идеологической прокачки, «промывки мозгов». И с этой точки зрения Евромайдан совсем недалеко ушел от презираемой им «совковости».

Следует заметить, что на Юго-востоке тоже массово представлены НПО «третьего сектора», ведущие точно такие обучающие программы. Почему же там не возникает аналогичная пассионарность и самоорганизация? Возникают, немало «схидняков» поверило в идею Евромайдана и выезжало на его поддержку. Но они растворялись там бесследно, не выделяясь иной идентичностью. Для большинства же жителей этих областей чуждое культурно-политическое сопровождение протестов вызывает отторжение. И здесь презренную для майданщиков пассивность можно понимать, как житейскую мудрость, нежелание быть использованным в чужих целях. Борьба за гражданские свободы в жесткой матрице «национальной революции» является для этой части населения не мобилизующим, а сдерживающим фактором.

Другая причина, - отсутствие в этих областях местной политической силы, выражающей их интересы, так как любая альтернатива регионалам здесь подавлена. Именно такая сила даст местному протестному движению идейное обоснование и героический настрой, который опирается на ментальные образы местной истории. Без обиняков, такую идею и героику я вижу в махновщине, которая безмерно ближе натуре «схидняка», чем Бандера и УПА. И только потом на эту идейную основу можно собрать навыки самоорганизации, в комплексе дающие массовую, а не единичную пассионарность. Однако я не могу вспомнить случаев западной поддержки такого русскоязычного проекта на Юго-востоке. Возможно, они надеялись поглотить инертную массу Юго-востока сугубо национальным движением? Что из этого выходит, показали оба майдана.

Тем не менее, я благодарен нынешним протестам, что на их примере можно видеть, какой вдохновенной и завораживающей будет грядущая безвластная самоорганизация и реальное становление свободного общества, когда оно не будет пешкой в олигархических и геополитических играх. Евромайдан еще раз доказал возможность тех разработок, которые вслед за теоретиками анархизма, я твердил в пустоту патерналистского общества добрый десяток лет. Но лично для себя я считаю неправильным поддерживать своим опытом и силами организации Евромайдан в его нынешнем культурно-политическом оформлении. Поэтому мы используем протестный подъем на местах, где сильны наши ячейки, для внедрения навыков чистой самоорганизации и самоуправления, тем самым, приближая торжество своей идеи.
назад
Любое полное или частичное использование материалов допускается только при прямой ссылке на первоисточник