Нет нужды напоминать не принявшей переворот части украинского общества, каким шоком стало уличное всевластие ультраправых группировок, развернувшееся в стране сразу после майдана в 2014-2016 гг. Для беспрепятственного проведения неолиберальных реформ, ведущих к резкому обнищанию широких слоев населения, режим Порошенко превратил праворадикалов в нештатное продолжение полиции, занимавшееся подавлением всякого социального протеста. Точно по кальке латиноамериканских хунт, инструментария всяких пиночетов. Тяжелые побои, пытки и даже убийства оппонентов режима никогда не расследовались, нацистам всё сходило с рук.

Больше того, лживый Закон про осуждение тоталитарных режимов полностью игнорировал наличие откровенно нацистских организаций на «черной работе» у полиции. Зато коммунистический тоталитаризм постмайданная власть трактовала так широко, что под запретом оказалось всё левое движение, включая анархистов, имевших свою идейную историю борьбы как с правой, так и с левой диктатурой. Для украинцев, привыкших к священному праву на уличный протест и имевших прочные традиции оппозиционной культуры, такая политика путчистов воспринималась особо болезненно, как полный крах гражданских прав и демократического устройства. 

Но ничто в этом мире не длится бесконечно, даже правый террор. Когда основные реформы были проведены, а государство оказалось под контролем западных кураторов и их партнеров из числа украинских олигархов, отпала практическая надобность в таких жестких мерах, сводящих на нет всю пропаганду о молодой демократии и свободном европейском выборе. Со сменой режима Порошенко на «новые лица» Зеленского начался общий ребрендинг ультраправых группировок. Добившись высокого положения и обогатившись на народном горе, они, как всякие бандиты, захотели остепениться и выглядеть респектабельно. Еще вчера бомбившие «непатриотичных» коммерсантов и трогавшие наркотиками под полицейской крышей, они теперь стали поступать в престижные вузы, проходить западные обучающие программы, с целью стать новой украинской элитой.

Только элитой могут быть не все, к тому же рискованно оставлять бесконтрольной улицу при диктатуре крупного капитала. Поэтому с 2020 г. начался поиск более приличной радикальной ниши, который в этом году максимально усилился. Тут содержатели правых радикалов и вспомнили про анархистов. Попытка эта была не первой, на закате режима Ющенко ультраправые уже пытались оседлать махновскую тему, и мы тогда много об этом писали, выступали с резким протестом. Причем, такой маскарад имел прикладную политическую цель проникновения на Юго-Восток нового прозападного режима с использованием местных исторических героев, попыткой легализовать этакого мутанта в виде национал-анархистов. Теперь же начались куда более настойчивые «ухаживания» с целью получить контроль над партией анархистов, как политическим инструментом и наследниками махновской темы. 

Сначала были попытки из Киева тупо купить пакет документов ПП «Союз анархистов Украины». Мол, ребята, партия ваша сдулась, потеряла массовость и былую уличную активность, а мы её наполним новым дыханием, но без вас, конечно. Понятно, что купить яркий бренд, первую в мире легальную партию анархистов, притом не запачканную в социальном терроре против украинцев в последние годы, хотели как раз те деятели, которые поднялись при режиме путчистов на погроме нашей страны, отжиме предприятий, бесконтрольной коррупции. Которые, собственно, и довели наш САУ до такого состояния постоянной травлей, нападениями нацистов и блокировкой источников финансирования. К тому же нетрудно догадаться, каким «новым дыханием» они собирались нас наполнить, если кроме ультраправых группировок на украинских улицах никого не осталось.

Затем пошли попытки получить контроль над Союзом анархистов и брендом махновщины, который мы никому не позволяем извратить, в обход, постепенной инфильтрацией. Регулярно всплывали предложения из разных областей, например, из Харькова и Полтавы, пытались сосватать нам некие общественные организации, как коллективных членов САУ, которые на поверку занимались типичным промыслом для праворадикалов, вроде борьбы с наливайками, наркопритонами, за здоровый образ жизни нации. Верный признак подката – неожиданный интерес журналистов правых изданий, которые вдруг начинали интересоваться жизнью анархистов, помогать советами, втираться в доверие в соцсетях.

Было даже предложение посредников от высокого отставного чина, который с сетью новых ветеранских организаций хотел обзавестись ярким исторических образом махновщины и с него начинать политическую карьеру. Конечно, ребята, мы тут именно для вас 20 лет место грели. Уже потом возникло подозрение, что под махновским знаменем постмайданный режим собирался мобилизовать Юго-Восток для отпора возможному российскому вторжению. Махновцев поставить на защиту внешнего управления, олигархов, распродающих украинскую землю, лишивших всяких прав трудовые массы и задавивших их тарифами и ценами! Можете себе представить Нестора Ивановича со Щусем, в 1918 г. помогающих варте гетмана Скоропадского и оккупационным австрийским войскам выкачивать хлеб у украинского крестьянства и отправлять его в Европу?!

К сожалению, приходится констатировать, что традиционная политическая палитра «правый-левый» в Украине практически выродилась. Из демократического государства с плюрализмом мнений и равноправием проектов идеологических партий она превратилась в рынок конкурирующих коммерческих компаний, которые рядятся в любые идейные одежды с одной целью, - дорваться до власти и сесть на бюджетные потоки, параллельно распродавая остатки госсобственности. 

В украинской политике партии давно стали товаром – ценой пакета документов, зарегистрированных в Минюсте. И эта практика длится настолько долго, что практически ни одна из ныне ведущих партий в Украине не создавалась с ноля, от низовой инициативы граждан. Все они – готовые купленные пакеты, которым новые собственники просто сменили название и наполнили своими людьми. А чаще, - без всяких живых участников и ячеек на местах, одно щеконадувательство по телевизору. Ныне правящая ПП «Слуга народа» пошла еще дальше в этом цинизме и только после назначения досрочных парламентских выборов объявила о наборе кандидатов в Верховную Раду просто с улицы, без всякой идеологии, развитой сети местных ячеек, связи с народными массами, просто под нового президента из одноименного комедийного сериала.

При такой циничной морали смена партийных флагов давно ничего не значит, а идеология не воспринимается всерьез. Поэтому покупателей пакетов партийных документов приводит в замешательство отказ на основании идеологических принципов. Ну что тут такого: был нацистом – стал анархистом, обыватель всё равно не разбирается в этих тонкостях. 

Притом, что мы сами не оторванные идеалисты, участвовали во множестве избирательных и протестных кампаний, понимаем, в какой стране живем, ее политическую кухню. Но ведь, соглашаясь на подобную сделку, мы таким образом признаем себя совершенными идиотами. Что защита социальных идеалов, а с ними и своей страны, ее граждан от разорения, - на самом деле пустая трата времени. Можно было метнуться в какой-нибудь «Правый сектор», заработать там на погроме Украины, а потом уже с капиталом и связями во власти резко переобуться в защитника угнетенных украинцев. Никто не осудит, все так делают… Совершенно извращенная мораль.

Как будто лично я, посвятивший четверть века украинской политике, и ради выбранной мной идеи неоднократно отказывавшийся от достаточно высоких чиновничьих кресел, прожил жизнь зря, не умел крутиться, не был достаточно изворотлив. В моей же реальности всё наоборот, - никто никого не обманывал. Мы выбрали анархизм совершенно осознанно и имели массу серьезных проблем, в том числе со здоровьем, за свой выбор. Всё выдержали, никого не просили о пощаде. Вы выбрали нацизм – и вы честно оплатите свой путь. Юлить и переобуваться недостойно взрослого мужика. 

Даже полбеды еще, если такие активисты готовы поменять свое мировоззрение. Всё ведь понятно, в разоренной стране при право-реакционном режиме под внешним управлением всем надо что-то есть, как-то устраиваться. В 2014 г. этой жестокости конца не было видно, казалось, она навсегда. Для многих даже служба в АТО была только заработком. В депрессивном обществе не до морали, к тому же при тотальной промывке мозгов. Поэтому, кроме самых одиозных нацистов с преступным шлейфом, рядовым участникам таких формирований можно и нужно дать второй шанс. Но только в индивидуальном порядке и после искреннего раскаяния, а не попыток продолжать свой правый радикализм под анархическими знаменами, вместо «Слава Бандере!» орать теперь «Хайль Махно!».

Кто идейно заблудился и искренне желает добра простому украинскому народу, его людям честного труда, а не социальным паразитам на шее Украины, - для таких наши двери всегда открыты. В стране, доставшейся нам после неолиберальных реформ, с полностью демонтированными институтами социального государства, у анархистов на самом деле очень много работы. И в первую очередь она заключается в обучении широких масс взаимопомощи, самообслуживанию без власти, которое на наших руинах являются жизненной необходимостью. Но делать это надо с чистой совестью и руками.
назад
Любое полное или частичное использование материалов допускается только при прямой ссылке на первоисточник